frid_2

Михаил Фридман — второй человек в актуальном списке самых богатых людей России, составленным журналом Forbes. Его личное состояние оценивается в $13,3 млрд. Фридман известен как основной владелец консорциума «Альфа-Групп», который распоряжается очень разнообразным, но внушительным портфелем активов, главное место среди которых занимает Альфа-банк. Также финансовые потоки Фридмана запущены в группу LetterOne Holdings, составленной из газодобывающей Dea, операторов Vimpelcom (56,2%) и Turkcell (13,22%). Иными словами, этот человек является неформальным королем украинского телекома, поскольку подконтрольные ему компании являются основными бенифициарами крупнейшего украинского оператора — Киевстар. Оказалось, что недавно проданный туркам Астелит, ныне работающий под брендом lifecell, скоро постигнет та же судьба. И поводов для оптимизма я не вижу.

Эту историю можно начинать с любой хронологической отметки — тогда ли, когда Фридман, который родился во Львове, перебрался в Москву и основал со своими бессменными деловыми партнерами Германом Ханом и Алексеем Кузьмичевым первое финансовое товарищество, компанию «Альфа-Эко», что было в 1989 году. Можно и с момента основания Альфа-Банка (это произошло два года спустя), который сейчас возглавляет список крупнейших коммерческих банков региона, работая в том числе в Украине. Можно с момента, когда Фридман начал активно расширять инвестпакет, скупая акции ведущих телекоммуникационных операторов. Неважно. В сухом остатке получается ситуация, где в руках одного бизнес-конгломерата концентрируется почти весь украинский телеком.

scheme2

Список основных владений Фридмана на 2012

С Киевстаром ситуация такая — главный бенефициар крупнейшего отечественного оператора — VimpelСom Ltd. Это холдинг, зарегистрированный на Багамах, а по совместительству еще и шестой в мире оператор по количеству сотовых абонентов. Его ключевые акционеры это норвежская компания Telenor и некий холдинг Altimo, который связывает вместе телекоммуникационную деятельность уже упомянутой «Альфа-Груп». Третий представитель украинского телекоммуникационного пространства, lifecell, тоже не остался без влияния вездесущей «Альфы». Его акционерная структура после продажи Turkcell по запутанности больше схожа на дженга-башню. Давайте вытянем немного составляющих: первым выбросим более трети акций, которые находятся в свободном обороте на фондовых биржах. У компании есть мажоритарный акционер — Turkcell Holding, который на 52,91% принадлежит холдингу Cukurova Telecom Holdings Ltd. И уже внутри этого образования притаился дуэт из Cukurova Finance International (51%) и местного представительства «Альфы», Alfa Telecom Turkey (49%). По итогам этой многоходовочки у «Альфы», а точнее другого объединения Фридмана, международной инвестиционной группы LetterOne (вы еще не запутались?), до недавнего времени оставались 13,2% процентов акций, такова конечная доля. И козырь в рукаве. Чтобы его раскрыть придется снова вернуться в прошлое, к моменту захода россиян на турецкий телеком-бизнес.

Это произошло в 2005 году, когда Altimo (напомню, телеком-витрина всей «Альфы») купила 49% Cukurova Telecom Holdings Ltd. Но вместе с этой сделкой, Фридман получил на руки еще и залоговые обязательства турков на еще 51% акций СТН, то есть аналогичный пакет акций Turkcell. Кредит был выдан на 1,7$ млрд и обеспечивал ушлому дельцу уверенность в скором получении контроля над очередным активом. Но ситуация затянулась. Часть кредитных обязательств Cukurova погасила в 2006 году — но всего на $357 млн. Пошли судебные разбирательства, в ходе которых право «Альфы» на владение заложенными акциями признали и одновременно с этим разрешили Cukurova расплатиться деньгами для сохранения пакета. Деньги пришли только в 2014 при участии государственного банка Ziraat.

754557159855204

Схема владения турецким оператором

А в 2016 году обе стороны  выставили взаимные претензии по активам: Cukurova захотела выкупить российскую долю, а россияне добились инициации так называемой «русской рулетки» — если у L1 не купят акции за $2,7 тогда соперники будут обязаны продать свою собственность. Турецкий партнер молчаливо выдержал данную судом паузу на подготовку финансового предложения и теперь ход за «Альфой». Если она его сделает, то получит непрямой контроль на всем оператором. Чтобы это иллюстрировать придется вернуться по цепочке обратно: у «Альфы» будет 100% акций холдинга Cukurova Telecom Holdings, под контролем которого находятся 52,9% акций компании Turkcell Holding, которая владеет 51% непосредственно Turkcell. А тот, в свою очередь, владеет офшором Euroasia Telecommunications Holdings B.V, на который зарегистрированы 100% акций ООО «лайфселл». Сложно? А выводы простые. У Фридмана появятся на руках все карты — пусть и опосредственно, но при удачном стечении факторов, вездесущая «Альфа» сможет почувствовать себя вольготно в украинском сотовом пространстве.

frid

Правда, особенного политического подтекста здесь не видно, поскольку Фридмана в первую очередь интересуют выгодные, а не политически мотивированные вложения. Он гражданин Израиля и России, живет в Лондоне, вывел практически все заработанные деньги на Запад, инвестирует в Uber и перспективные стартапы. Самая выразительный телеком-успех принадлежащей ему «Альфы» — гениальная по хронометражу покупка и продажа 25,1% акций крупнейшего российского оператора «Мегафон». Их приобретение в 2003 году обошлось в $295 млн — а уже спустя десять лет пакет продали за $5,2 млрд. Сейчас за четверть «Мегафона» предложили бы на треть меньше — финансовый кризис подкосил оператора. Вряд ли украинские активы обладают такой же ликвидностью, но в случае с «Альфой» можно ожидать любого поворота. В том числе (очень условно) положительного: после окончания разбирательств в Turkcell начнут вновь выплачивать дивиденды акционерам и согласуют новые инвестиционные проекты. Кроме того, вместе с «Альфой» турецкие инвестиции хотел провести банк ВТБ. Ранее эта банковская группа сообщила о намерении закрыть или продать свои украинские представительства: «БМ Украина» и «ВТБ-Украина» ввиду убыточности направления, сложностей, связанных с режимом финансовых санкций и другими обстоятельствами. Зато турецкий лидер телекома их интересует по-настоящему — хотя аналитики отмечают, что выход на сделку второй стороны мог быть обязательством турков, которые не стремятся передавать контроль над оператором единолично «Альфе». У ВТБ есть успешный опыт в телекоме — их «бюджетный» оператор Теле2 показал наилучшие результаты на российском рынке по росту выручки в третьем квартале 2016 года, когда другие игроки констатировали небольшой спад.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: