Так уж сложилось, что когда говорят о первых днях Apple, то всегда вспоминают только Стива Джобса и Стива Возняка. Изредка ещё и Рональда Уэйна. Но ведь на самом деле компанию поднимало на ноги гораздо больше народу. И без многих из них чуда бы никогда не произошло.

Да, Apple II была гениальной системой. Однако созданный Возом прототип напоминал больше мешанину проводов и микросхем, нежели нормальный компьютер. Джобс же прекрасно понимал, что этого однозначно недостаточно для создания полноценной компании. Поэтому срочно начали нанимать замечательных инженеров, которые и должны были довести Apple II до ума. Одним из них был и Билл Фернандес, близкий друг обоих Стивов, который их и познакомил.

Фернандес вошел в историю как «сотрудник №4» (после Воза, Джобса и Майка Марккулы). Он же был и первым официально нанятым работником Apple. Фенандес активно работал над Apple II. Будучи близким другом Воза, он прекрасно понимал, как могут быть построены его разработки (а это давалось далеко не каждому). То есть был просто незаменимым работником. Затем Фернандес перешёл в команду Macintosh. Во многом благодаря его усилиям был создан такой привычный для нас сегодня интерфейс OS X. В Apple Билл оставался до 1993 года.И вот у этого человека, так много сделавшего для Apple, но при этом практически забытого, взяли интервью журналисты ресурса Tech Republic. Фернандес вспоминает, что будучи гениальным инженером, Возняк видел всё по-своему. В частности, всё что он использовал при создании Apple II — несколько исписанных и изрисованных листов бумаги. Компании же требовалась нормальная схема устройства. И это первое, чем ему пришлось заняться вместе с Родом Холтом, который числился как «сотрудник №5».

Вдвоём они взяли созданный Возом прототип и привели его к человеческому виду, сделали более стандартизованным, таким, чтобы устройство могли собирать обычные инженеры. Ими же была разработана и печатная плата компьютера.

По словам Фернандеса, он был первым, кто начертил первую полную схему Apple II. Ну а поскольку для этого ему приходилось разбирать каракули Воза, работа оказалась совсем непростой. Результат получился очень хорошим — всё стало понятным, логичным и простым.

Вспомнил Билл и про знакомство с Возняком. Ему тогда было 16, а Возу — уже 20. Тем не менее, две родственные инженерские души нашли друг друга. И сильнее всего их объединило желание создать свой собственный компьютер. Так на свет появилось чудо, вошедшее в историю как Cream Soda Computer. С технической точки зрения это был скорее электронный арифмометр, без клавиатуры и монитора. Устройство принимало перфокарты и выдавала результат в виде светящихся лампочек. Своё же название «компьютер» получил из-за того, что при работе над ним инженеры активно потребляли газированный напиток Cragmont Cream Soda.

«Мы оба были асоциальными, интеллектуальными, совершеннейшими гиками», — вспоминает Фернандес, — «И мы тяготели друг к другу. У нас было мало друзей. У нас были свои интересы и нас мало интересовало то, на чём строили свои отношения другие дети».

Несколько позднее Фернандес познакомился и с Джобсом. Который стал постоянным гостем в его доме. Настолько постоянным, что мать Фенрнандеса воспринимала Джобса почти как своего второго сына. Но в данном случае парней объединила не страсть к технологиям, а интерес к размышлениям о жизни и дизайне. Они часами беседовали о самых разных безумных и не слишком идеях.

Неудивительно, что именно о Фернандесе оба Стива вспомнили первым, когда их молодой компании понадобился инженер. Они не могли предложить ему ничего толкового, ни нормальной зарплаты, ни даже хоть какой-нибудь стабильности. Но самого факта того, что он будет работать в компании с друзьями, для Билла оказалось достаточно чтобы рискнуть. Впрочем, Возняк в то время всё ещё разрывался между НР и Apple, поэтому над всякими мелочами в основном трудились Фернандес и Джобс.

Впрочем, такое положение дел длилось недолго. Вскоре Возняк покинул НР, а в Apple был нанят ещё и опытный инженер Род Холт, которого поставили руководителем над Фернандесом. Они хорошо поладили друг с другом.

А вот от участия во всяких там финансовых делах, акционных вопросах и т. п. Фернандес наотрез отказался. Для него всё это было смертельно скучно. Это был техник до мозга костей. Именно из-за этого он и решил покинуть Apple после пары лет работы в компании. Ему просто стало скучно. Компания развивалась стремительными темпами, в ней уже работало порядка 100 человек, у каждого были свои обязанности. Место безумного инжениринга заняла рутина. Фернандес понял, что как инженеру ему больше нет роста.

Некоторое время он путешествовал. Несколько лет жил в Японии, изучая боевые искусства и культуру страны. Там же он работал учителем английского языка, активно занимался музыкой и гуманитарными науками. Интересно, что на эти годы он совершенно забросил технологии.

Но в 1981 году Фернандес вернулся в Калифорнию. И в поисках работы обратился к Джобсу. Который как раз в тот момент поднимал проект Macintosh. Билл вошел в команду разработчиков под номером 15. Он снова почувствовал себя в своей среде — среде бунтарей создающих нечто принципиально новое, революционное. При этом Фернандесу, по его словам, приходилось «играть множество самых разнообразных ролей». Это были одни из самых интересных лет его жизни.

После запуска первого Macintosh, Билл оставался в компании ещё 9 лет. Он нашёл себя в деле создания пользовательских интерфейсов. На его визитной карточке значилось «Мастер Иллюзий». В частности, именно ему принадлежит честь создания кнопок закрытия, минимизации и разворачивания, которые со времён MacOS 7 Classic поселились в левом верхнем углу каждого окна. Впоследствии эту идею позаимствовала Microsoft при создании Windows 95. Вот только у их системы эти кнопки «мигрировали» на правую сторону.

Так было до 1993 года, когда в целях экономии из компании стали увольнять высокооплачиваемых ветеранов. Фернандес попал под вторую волну. Впрочем, он не особо огорчился, к тому времени ему было уже не так интересно в Apple. К тому же его уже не раз звали к себе на работу другие компании. Сам Билл называет свой уход не иначе, как «освобождение».

Некоторое время Фернандес работал на разработчика баз данных Ingres, а затем основал собственную компанию Omnibotics, специализирующуюся в деле разработки пользовательских интерфейсов.

Фернандес уверен, что мы сейчас переживаем переломный момент. Существовавшие до этого интерфейсы уже устарели, а новые еще не сформировались. Так, он не одобряет нынешнюю моду на плоские интерфейсы. По его словам, самое плохое в них — это то, что у пользователя не всегда есть возможность сразу же отличить интерактивный элемент от простой надписи. «Мы многое теряем, двигаясь от мудрости прошлого к такому стерильно-чистому будущему», — считает Фернандес.

Ну а напоследок Фернандес расказал, куда делся его бейдж с пометкой «работник №4». Он его просто сдал, когда покидал компанию, скорее всего, его потом просто уничтожили. В то время как другие бывшие сотрудники оставляли подобное себя на память, Фернандес «был правильным мальчиком и поступил так, как приписывали правила». Жаль, это была бы уникальная коллекционная ценность.

ipum

Вадим Руденко

Пользуюсь техникой Apple еще с «классической эры», с 1995 года. За этот период застал не одну внезапную и значительную (а порой и откровенно шокирующую) «революцию» в развитии компании. Которая, несмотря ни на что не утрачивала своего очарования. Верю, что так оно будет и впредь.

Материалы

Нашел ошибку в тексте? Выдели ее и нажми Ctrl + Enter