Армию поклонников Apple недоброжелатели иногда сравнивают с культом. В качестве главного основания для таких заявлений приводят приверженность бренду и нежелание переходить с iГаджетов на устройства других производителей, во многом, казалось бы, объективно лучшие.

Однако только ли «религиозное поклонение» стоит за подобной привязанностью? И  что именно скрывается за нежеланием менять старый аппарат на новый, хотя бы и в разы лучший?

IT-журналист Майкл Франко (на заглавном фото), собравшись сменить свой заслуженный iPhone 3GS на современную модель от Samsung, столкнулся с целой гаммой неожиданных переживаний — и решил основательно в них разобраться. Результаты своих изысканий он в несколько ироничной форме изложил в своём блоге на CNet. Адаптированный перевод этой записи я и предлагаю вам, дорогие читатели. Возможно, после прочтения некоторые из вас пересмотрят своё отношение к «сектантам» и «консерваторам» — или к вопросу замены старого гаджета на новый. Подчеркну только, что всё изложенное ниже представляет собой личное мнение одного человека, которое не обязательно совпадает ни с моими собственными убеждениями, ни с позицией редакции UiP.


Когда я пять лет назад обзавёлся своим первым смартфоном — а был это новенький iPhone 3GS — я ощутил почти отцовскую гордость. Хвастался им направо и налево, вспоминая детство и тогдашние свои восторги по поводу трикордеров в руках у капитана Кирка и компании. Аппарат сопровождал музыкой мои изнурительные походы по Сингапуру, развлекал англоязычными подкастами в Праге и помогал убивать время в очередях на паспортном контроле (спасибо, TowerMadness!). Пять лет он был моим вторым мозгом, моим музыкальным центром, и даже, не побоюсь этого слова, моим другом.

Пол-десятилетия — немалый срок для смартфона, но выкидывать вполне работоспособный гаджет без видимых причин не позволяют как минимум соображения финансового характера. Но вот когда мой верный iPhone перестал работать с 3G, а его видавшая виды «начинка» уже не вытягивала большинства новых приложений — я понял, что пришла пора расставаться. После некоторых изысканий выбор был остановлен на Samsung Galaxy Note 3; это было около недели назад.

Однако после беседы с вежливым до приторности продавцом я внезапно ощутил приступ тревожности. Я люблю новые девайсы, горжусь своей способностью за считанные минуты «врубаться» в особенности незнакомого устройства или программы, но ситуация всё равно вызывала беспокойство. В целом, оно было логичным: предстояло перейти на устройство с совершенно новой экосистемой, перенести на него список почти из 2 тысяч контактов, разобраться с синхронизацией календарей и лишиться всех прелестей техподдержки в Genius Bar. Удивительным оказалось другое: к тревожности добавилось чувство вины, словно я предал лучшего друга, верного мне не один год. И заверения продавца о «прекрасном выборе» не приносили никакого облегчения.

Аманда Кузер и Скотт Стейн, мои коллеги по журналистскому цеху, ранее писали о своих эмоциональных реакциях на подобные покупки, но моё удивление от этого не ослабло. С чего бы вдруг появилось это чувство вины? Была ли для него какая-то глубинная причина? Или всего лишь включился привычный режим «зачем расслабляться, когда можно попереживать»?

В свете всего этого я предположил, что мой случай далеко не единственный, и сделал то, что сделал бы в подобной ситуации любой (не)нормальный журналист. Я решил поговорить с тем, кто зарабатывает на жизнь решением подобных вопросов — с психотерапевтом. И обратился к этой целью к Джону Цилимпарису (John Tsilimparis), известному по тематическому реалити-шоу на канале A&E. Его гуманный подход в работе с людьми, страдавшими синдромом навязчивых состояний и повышенной тревожностью, достоин восхищения.

Джон Цилимпарис. Фото с сайта Beliefnet.

В моём случае навязчивые состояния, к счастью, проявляются разве что в желании добраться до финала на очередном турнире по техасскому холдему. А уж вопрос, по которому я хотел проконсультироваться, и близко не стоял к тому, с чем подобным специалистам приходится сталкиваться по роду деятельности. Хотя Цилимпарис, несомненно, смог бы внести ясность в ситуацию расставания с iPhone.

Доктор не сомневался, что тревожность пройдёт довольно быстро, тем не менее, посоветовал рассмотреть вопрос расставания с другом — простите, с iPhone — через призму трёх моментов: расстройство привязанности (attachment disorder), горечь утраты и расстройство адаптации (adjustment disorder). Каждый из этих моментов, выраженный в полной мере, может быть весьма мучительным, и даже в микроскопических масштабах они способны вызвать заметный эмоциональный отклик.

«Определённо, Вы не скорбите о потере телефона так, как горевали бы о чьей-то смерти, — отметил Цилимпарис. — Да и расстройства привязанности (вроде приступов паники у маленьких детей, отделённых от матери) у Вас явно не наблюдается». Фух, можно выдохнуть, не всё так плохо.

Однако в продолжение он отметил, что люди склонны привязываться к другим людям, к местам или вещам. «Мы идентифицируем себя с ними, и это ещё больше усиливает привязанность. А потом к памяти добавляется эмоциональная составляющая — например, как Ваш телефон бывал Вам полезен, или Вам нравилось им пользоваться, или Вы вели по нему приятные разговоры. В итоге, лишаясь его, Вы будто бы теряете часть себя. Вы столько времени были "айфонщиком", что телефон практически стал частью Вашей личности».

Касательно горечи утраты доктор посоветовал ознакомиться со знаменитой теорией Элизабет Кюблер-Росс о пяти стадиях принятия неизбежного: отрицание, гнев, торговля, депрессия, принятие. Посмотрим…

Отрицание? Есть контакт. В течение нескольких дней, ожидая прибытия моего Note, я притворялся, что вообще ничего не заказывал, и мы с iPhone останемся вместе навсегда. «В отрицание легко войти — оно снимает любую боль», — говорит по этому поводу Цилимпарис. Воистину.

Гнев? О да, было. Десятки раз, когда мой iPhone полчаса загружал пару несчастных e-mail'ов или напрочь отказывался «цепляться» по Wi-Fi, лёжа прямо на роутере. Возможно, миссис Росс имела в виду несколько другую разновидность гнева, но само чувство определённо имело место.

Было и немного торговли. «Торговля, — сказал Цилимпарис, — штука довольно тонкая. Это мысли вроде таких: "Ну, по крайней мере, я этого человека знал долгое время, у нас было много хорошего"». Я торговался со своим iPhone, уверяя его, что он всегда будет со мной в качестве любимого плеера — а потом быстренько выключил свет и оставил его на кухне наедине с CD-проигрывателем эпохи 90-х.

Депрессия? Большая её часть была обусловлена потерей 700 баксов за Galaxy Note 3, но в остальном я в общем-то чувствовал себя неплохо. И наконец — принятие? Несомненно. Когда прибыла посылка с новым смартфоном, я весьма оперативно её принял.

 

Порождения постоянства

Цилимпарис подчеркнул, что люди любят собственные привычки. «Постоянные, неизменные вещи вокруг нас, и общая стабильность в жизни во многом обеспечивают наш комфорт. Человеческие существа плохо переносят нестабильность».

Вот оно что… Это вполне объясняло все чувства, которые я пережил, предав iPhone ради Samsung. Но всё же самым ценным в консультации Цилимпариса оказался другой момент — совет об освобождении собственных эмоций.

«Людям, которые испытывают беспокойство по поводу перемен, я обычно рекомендую подойти к вопросу с такой стороны: позволить вещам идти своим чередом, а себе дать пару месяцев на то, чтобы определиться. Стоит чётко решить, что Вы не будете окончательно оценивать происходящее ни через неделю, ни через три — только через два месяца. Если же ситуация и после этого не будет Вам нравиться, нет ничего страшного в том, чтобы вернуть всё как было», — сказал доктор. Эта мысль меня обнадёжила. В конце концов, по условиям покупки было немного времени, чтобы оценить аппарат и вернуть его, получив назад все деньги. И не исключалось, что в общем итоге я таки оставлю себе старый добрый iPhone.

 

Развязка

Однако наилучшим лечением для нервов оказалось одно простое действие: распаковка нового Note 3. Стоило взять в руки этот шикарный «аэродром», как все мои расстройства моментально переместились из области адаптации в область привязанности. Единственным, что вызвало сожаление, было лишь то, что подобная покупка не случилась раньше. По некоторых моментам, связанным с iPhone, я всё же скучаю — что не мешает двигаться дальше.

Прости, мой милый iPhone: похоже, мне не понадобилась терапия, чтобы пережить расставание с тобой. Достаточно было лишь взять в руки будущее. Это оказалось весьма приятно.

[CNet]

Алексей Зубенко

В журналистике с 2006 года, тематикой IT занимаюсь с 2010. С того же времени живо интересуюсь продукцией и деятельностью Apple - одной из наиболее самобытных компаний нашего времени. Уверен, впереди у неё (и у нас) ещё много интересного, а потому стоит оставаться в теме. Чего и вам, дорогие читатели, желаю :)

Материалы

Нашел ошибку в тексте? Выдели ее и нажми Ctrl + Enter