В этом выпуске «Биографий» речь пойдёт о человеке, которого вспоминают совсем редко, но его действия чуть не стали фатальными для Apple. Это Михаэль Шпиндлер (Michael Spindler), занимавший должность СЕО компании после ухода Джона Скалли.

К 1993 году всем уже было ясно, что Скалли явно не справляется с возложенными на него обязанностями. За годы его руководства доля компании на рынке сократилась с 20% до 8% и продолжала уменьшаться. Посовещавшись, совет директоров решил избрать на должность СЕО немца Михаэля Шпиндлера, который уже успел хорошо зарекомендовать себя в качестве главы европейского подразделения Apple.

Шпиндлер родился в 1942 году в Германии, в самый разгар Второй мировой войны. Отец Михаэля работал на заводе боеприпасов далеко от дома и практически не виделся с семьёй. Сам же Михаэль едва не погиб, когда в конце 1944 года дом, где проживала его семья, был разрушен во время очередного налёта союзников. Это событие наложило определённый отпечаток на здоровье будущего СЕО Apple. В том числе и психическое, как утверждали впоследствии его недоброжелатели. После школы Михаэль поступил в престижный университет Rheinische Fachhochschule, который закончил с отличием в 1964 году, получив диплом инженера.

1994 год

Несмотря на то, что он имел техническое образование, Шпиндлер практически всегда работал в области маркетинга. Первым его крупным работодателем стала компания DEC, выпускавшая в том числе и мини-ЭВМ — торговать ими и было доверено Шпиндлеру. Который, не обладая особыми талантами, отличался дьявольской работоспособностью — на рабочем месте он порой оставался по 17-18 часов в сутки, за что коллеги прозвали его «Дизелем».

Однако атмосфера в DEC пришлась Михаэлю не по душе, позднее он перешёл в европейское подразделение Intel. Где и познакомился с Майком Марккулой, который в те годы также работал на производителя микропроцессоров. Впоследствии, когда Apple уже не просто встала на ноги, но и выходила на европейский рынок, Марккула уже знал, кому доверить управление подразделением, штаб-квартира которого находилась в Брюсселе. Дух Apple пришёлся Шпиндлеру по душе, он снова с головой окунулся в работу. Именно благодаря его усилиям компании удалось довольно быстро перебраться из крошечного брюссельского офиса в куда более солидные апартаменты в Париже. Его успехи впоследствии были по достоинству оценены Скалли, который и назначил Шпиндлера в 1983 году исполнительным вице-президентом по маркетингу.

К тому времени у Михаэля начались серьёзные проблемы со здоровьем, вызванные переутомлением. Дошло даже до того, что он однажды потерял сознание прямо на рабочем месте. Но такой стиль работы приносил определённые плоды — Шпиндлер оказался неплохим стратегом, его репутация в компании постепенно росла. Однако избрание Михаэля на должность СЕО Apple для многих стало неожиданностью. Возможно даже, что и для него самого. Именно во время его правления был совершён переход на платформу PowerPC. Хотя заслуги самого Шпиндлера в этом не было, обо всём договаривался ещё Скалли.

А вот неудачных шагов Михаэль совершил немало. Именно при нём были запущены такие провальные проекты, как Newton и Copland (разработка новой ОС, закончившаяся полным провалом, после чего Джилу Амелио пришлось выбирать между NeXT STEP и BeOS). Он ввёл режим жёсткой экономии, уволив более 2500 сотрудников, среди которых были и весьма ценные кадры, и даже убрав кулеры с водой и начав брать плату за еду в столовой компании и плату за посещение фитнес-центра. Приостановились также и выплаты различных бонусов и премий. Ещё одной серьёзной ошибкой Шпиндлера было начало лицензирования MacOS сторонним производителям компьютеров, что принесло в итоге только сплошные убытки.

Шпиндлер был тем самым образцом офисного работника, которых терпеть не мог Джобс. Он был слишком «правильным» для такой сумасшедшей компании, как Apple, ему бы куда больше подошли IBM или та же Intel. Как следствие, несмотря на все предпринятые шаги, доля Apple продолжала сокращаться. Шпиндлер становился всё более замкнутым. Он практически не покидал своего кабинета, не участвовал в совещаниях, замкнулся в себе. А после того, как стало известно, что жена его неизлечимо больна, Михаэль ещё и начал всерьёз прикладываться к бутылке, причём прямо на рабочем месте. Впрочем, последнее, похоже, является не более чем досужими разговорами, поскольку пьяным его в Apple никто не видел.

В 1994 году Шпиндлер, похоже, полностью разуверился в собственных силах и решил, что спасти Apple можно только продав её кому-нибудь из крупных игроков на рынке компьютеров. В качестве кандидатов он рассматривал такие компании, как IBM, Sun Microsystems, Hewlett-Packard или Philips. Однако положение Apple к тому времени стало настолько ужасающим, что она уже никого не интересовала. Теперь можно сказать, что к счастью.

Всё закончилось тем, что в 1996 году Шпидлера заменил Джил Амелио, который-то и подготовил в итоге почву для возвращения Джобса. Дальнейший же путь Шпиндлера мне неизвестен.


Прошлый выпуск рубрики "Биографии" был посвящен Энди Хёрцфелду — дизайнеру первых программ для Macintosh.

ipum

Вадим Руденко

Пользуюсь техникой Apple еще с «классической эры», с 1995 года. За этот период застал не одну внезапную и значительную (а порой и откровенно шокирующую) «революцию» в развитии компании. Которая, несмотря ни на что не утрачивала своего очарования. Верю, что так оно будет и впредь.

Материалы

Нашел ошибку в тексте? Выдели ее и нажми Ctrl + Enter